Официальный сайт
Адрес райисполкома:
231391, г.п. Вороново,
ул.Советская, 34
Электронная почта:
voronovo_isp@mail.grodno.by
Телефон: (8-015-94)-21273
Факс: 8-(015-94)-21953

13 марта 2019

Ремесло высокого ткачества. 87-летняя ткачиха из агрогородка Погородно — о своем ремесле

Сотня вытканных покрывал — и ни одного одинакового. Всех цветов радуги, с разнообразными пестрыми узорами, повседневные и праздничные. Самые настоящие произведения искусства. Автор у всех один. Знакомьтесь: Станислава Викентьевна Михно. 87-летняя мастерица из агрогородка Погородно Вороновского района, которая хоть сегодня готова снова сесть за «кросны». Поработать самой и научить других, чтобы традиция, признанная недавно нематериальным культурным наследием страны, не осталась лишь скупой строчкой в реестре.

Изюминка центра культуры и народного творчества агрогородка Погородно — школа ткачества, где Станислава Михно учит ремеслу молодых.
— Некоторые мне говорят: лучше бы ты полежала, отдохнула, куда ты лезешь? А что мне с этой «лежни»? Смотрю вот на некоторых, кто меня лет на 10 — 15 младше: и все‑то у них болит. А мне интересно. Ткешь — и хочется, времени тогда не замечаешь. Вот сосед держит овечек. Я ему: а куда ты шерсть деваешь? Палю, отвечает. Прошу: не пали, отдай мне. Он мне целый мех и принес. Носки вяжу, рукавицы людям. Без дела сидеть не могу, — такова нынешняя философия человека, который в ремесле уже (только подумать!) 75 лет. 
Впрочем, когда‑то мотивы заняться рукоделием у молодой Станиславы — полевода по профессии — были другие. Ткачество (этому ремеслу ее научила мама) помогало выживать.
— Муж поехал пилить лес — и его убило елкой. Младшей дочке было тогда всего четыре месяца, старшей — 10 лет. Как прожить на зарплату полевода? Вот я и пошла доить на ферму коров. Вручную. Их у меня было 27. Старшая тем временем годовала малую, даже в школу с собой брала, на санках тянула. Так четыре класса и закончила.


Ткала Станислава параллельно. Когда «под ключ», когда давала мастер‑классы. В выходные. Если были заказы, менялась с коллегами‑доярками сменами — и за «кросны». Нитки приносили. Узоры подсматривала у других, придумывала сама. Основная профессия мастерице в определенном смысле даже помогала — развивала моторику.
— Пошла как‑то ткать в Довгялы. Спросили: на что способна? Ответила: какой «дыван» покажете — такой и повторю, — вспоминает Викентьевна. — Захотели как у соседки. Смогла. Цвета, кстати, всегда выбирала под настроение. Оранжевый, голубой, зеленый… Одинаковые не любила. Какой тогда у доярки был заработок? Получали мы по 30 — 40 рублей. А за ковер или покрывало имела десятку. Могла уже детям что‑нибудь нужное купить. Работала и так: дадут мне нитки соткать 3 «дываны» с расчетом им — два, мне — один. 
Нынче расценки другие. Говорят, в соседней Литве (а до нее от Погородно рукой подать) за подобную вещицу предлагали 100 евро. Бизнес на своей второй профессии бабушка Станислава, однако, уже не сделает. Не потому что жалко. Просто в ее домашнем интерьере и сундуках фактически ничего не осталось. Часть, говорит, отдала детям.

— Младшей Ане соткала «дываны» на кровать, на диван и на стулья. Крутила носом, брать не хотела. Зять тихонько в багажник все и сносил. Ох, нет уж на свете моей Ани…
Часть вещей передала в музей. Там же — «кросны», на которых теперь обучается ткачеству и местная детвора. Учит их бабушка в знак благодарности.
— Мужа второго хоронили, а у меня в кармане только 200 рублей. Все на лечение дочки пошло, у нее рак 4‑й стадии был. Девчата из клуба помогли организовать похороны, из колхоза мяса принесли. Сказала: пока жива, буду всем моим спасителям помогать. Слово держу. Тку и других учу. А почему бы не ткать? Глаза видят, руки слушаются, голова работает. Да и общения хочется. На фестивали езжу. Ко мне, представляете, даже сирийцы фотографироваться приходили. Они ни разу не видели, как прядут, как ткут. А потом мне фотокарточку прислали. Приятно.


Этнографы подсказывают: по своему назначению погородненские «посцiлкi» и «дываны» бывают трех видов. Повседневные, для украшения деревенского интерьера (такие, как правило, вешают на стены дома) и ритуально‑обрядовые — на свадьбы (когда‑то «дываны» были самым ценным подарком и их считали важной частью приданого) и похороны.
— Какая у меня самая любимая и важная? Та, которую я соткала себе на похороны, под гроб. Черная, с белым шелком. Ее не отдам никому. Я, конечно, еще поживу, однако запас беды не чинит, — считает Викентьевна.

Интересные факты про традиционное ткачество Вороновщины
• Наибольшего расцвета традиционные ткаческие техники изготовления узорных цветных «дываноў» и «посцiлак» достигли в 1940 — 1960‑е годы.
• На территории Беларуси подобное ткачество было широко распространено в деревнях Лидского, Вороновского, Ивьевского, Дятловского, Щучинского районов, однако в неизменном виде сохранилось лишь в агрогородке Погородно.
• Одной из необычных особенностей является использование пяти узоросоздающих техник.
• Сырьем служили как льняные и шерстяные нити, так и хлопковые, и шелковые.

СПРАВКА «СБ»
В перечень нематериального культурного наследия страны также включены:
• закладная техника ткачества красно‑белых рушников деревни Семежево Копыльского района;
• неглюбские текстильные традиции Ветковского района;
• традиции ажурного ткачества Городокского района;
• традиционное белоузористое ткачество Понеманья;
• традиция ткачества поясов в Воложинском районе;
• творчество гродненского мастера Елены Шунейко по изготовлению гобеленов в техниках подвойного и переборного одностороннего ткачества; 
• традиционная технология ткачества подвойных «дываноў» деревни Подбела Каменецкого района;
• традиционная технология ткачества подвойных «дываноў» деревни Гудевичи Мостовского района;
• традиция простого двухнитного ткачества Волковысского района.