Официальный сайт
Адрес райисполкома:
231391, г.п. Вороново,
ул.Советская, 34
Электронная почта:
voronovo_isp@mail.grodno.by
Телефон: (8-015-94)-21273
Факс: 8-(015-94)-21953

14 мая 2018

Руководитель. Организатор. Учитель. 12 мая исполнилось 100 лет со дня рождения Леонида Клецкова

 
История жизни и воспоминания коллег. 

В многовековой истории Гродненщины есть немало периодов, когда принеманский край показывал поразительные рывки в своем развитии. Но, пожалуй, самый яркий из них – это 70-80-е годы прошлого столетия. Именно в это время была сформирована та база, которая не только во многом определила современный облик и области, и областного центра, но и до сих пор задает импульс на движение вперед. 

Сейчас экономисты всех мастей любят порассуждать о китайском экономическом чуде, которое позволило Поднебесной за несколько десятков лет из аграрной страны превратиться в мощнейшую индустриальную державу. Рост китайской экономики действительно поразительный – нередко превышает и 10 процентов в год. Но не меньшими темпами прирастала в 70–80-х годах и белорусская экономика, еще выше она была на Гродненщине, лидирующей по многим позициям не только в БССР, но и во всем Советском Союзе. Причем вышло Принеманье на такие рубежи среди 127 имевшихся в СССР краев и областей, хотя и уступало абсолютному большинству из них и по территории, и по численности населения, не говоря уже о природных ресурсах. Но в любом деле куда важнее ресурс человеческий, кадровый. Этот ресурс партийная организация области, которую с 1972 по 1989 год возглавлял Леонид Клецков, сумела в полной мере мобилизовать, достойно выполнив свою роль как руководящей и направляющей силы общества. 

И словом, и делом 

Организаторский талант у Леонида Клецкова подметили еще в молодости. Успешно окончившего школу 17-летнего юношу из простой крестьянской семьи назначают заведующим избой-читальней в Клетчино, соседнее село с его родной деревенькой Шилино, что на Витебщине. Через несколько лет его избирают председателем Клетчинского сельского Совета, а затем секретарем Сиротинского райкома комсомола. Членом партии он становится в 22 года, а на фронт уходит с должности первого секретаря райкома комсомола. 

Форму младшего политрука Леонид Клецков надел 23 июня 1941 года. Его 321-й стрелковый полк 61-й армии участвовал во многих знаковых операциях Великой Отечественной войны. Политрук, а затем и секретарь комсомольской организации полка поднимал боевой дух бойцов не только беседами с ними, но и личным примером. Орденом Красной Звезды он был награжден за бой, в котором взял командование батальоном на себя после ранения комбата. 

К 9 Мая 1945 года на гимнастерке Леонида Клецкова сияли три боевых ордена – два Красной Звезды и Отечественной войны II степени. Армейская служба не отпускала и после победы, в звании капитана был уволен в запас только в 1947 году. 

Судьбоносные Ошмяны 

Возвратившись на белорусскую землю, пять лет отдал комсомольской работе, а в 1952 году возглавил Ошмянский райком партии. Здесь Леонид Герасимович не только получил практический опыт партийной работы. В Ошмянах он встретил свою половинку, учительницу русского языка и литературы Марию Прокофьевну. По жизненному пути они вместе прошли полвека. 
В 1955 году Леонид Клецков заочно успешно оканчивает Высшую партийную школу. В 60-х годах возвращается в столицу, работает в Минском обкоме партии и облисполкоме, а затем заведующим отделом ЦК по кадровой работе. В 1966 году его избирают членом ЦК, на следующий год доверяют возглавить делегацию от БССР, участвующую в специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН. 

1.jpg 

Одной командой 

Поворотным в судьбе Леонида Герасимовича стал 1972 год. Именно его первый секретарь ЦК КПБ Петр Машеров, очень тонко чувствовавший организаторские, деловые задатки в характере человека, рекомендовал на пост первого секретаря Гродненского обкома партии. И речь шла не только об обычном обновлении кадров. Нужно было разрешить конфликтную ситуацию, возникшую в то время между первым секретарем обкома Иваном Микуловичем и председателем облисполкома Николаем Молочко, так как стоящие перед регионами громадные планы требовали тесного взаимодействия партийных и советских органов. 

Об этом избранный первым секретарем обкома Леонид Герасимович не забывал до самых последних дней работы на этом посту, а председатели облисполкомов были для него в полном смысле этого слова соратниками. Особенно тесно, плечом к плечу он трудился сначала с Григорием Фомичевым, а затем и с Сергеем Кабяком. Улицы, названные в Гродно в честь этих двух председателей облисполкома, практически соседствуют. Символично, что рядом с ними и проспект Клецкова. Они во главе с Леонидом Герасимовичем были вершиной большой сплоченной команды партийных и советских работников, чей вклад в развитие как области, так и Гродно трудно переоценить. 

Большое видится на расстоянии 

Сегодня даже для гродненцев, чей возраст приближается к 40 годам, названия таких микрорайонов областного центра, как Форты, Принеманский, Девятовка, Переселка, настолько обыденны, что кажутся вечно существовавшими в городе. Это же можно сказать и о Румлевском мосте через Неман, здании драмтеатра, других знаковых городских объектах, не говоря уже о большинстве промышленных предприятий, транспортной, социальной инфраструктуре. 

А ведь тогда, в начале 70-х,  городским стандартом, причем в достаточно усеченном виде, соответствовала разве что та часть Гродно, которую мы сегодня называем историческим центром. 
Та же улица Горького имела городские очертания только по правой своей стороне, которые сразу же обрывались за зданием роддома. Поле было на месте нынешнего БЛК, то же самое можно сказать об улицах Домбровского и Врублевского. Девятовка в это время была, но в статусе обычной деревни. Практически деревенский уклад жизни был и в Переселке, в занеманской части города. 

На создание фундамента современного Гродно, как, впрочем, и других крупнейших городов области, понадобилось менее двух десятков лет. Это миг в истории, но в него вписано и расширение мощностей «Азота», прядильно-ниточного объединения и строительство таких промышленных гигантов, как «Химволокно», завод автомагнитол, Слонимская камвольно-прядильная фабрика, десятков крупных предприятий по всей области. Продукция с гродненской маркой высоко ценилась не только в СССР, но и за рубежом – экспортные поставки шли в 50 стран мира. 

Миллионный рубеж 

Не менее ударными темпами развивался и аграрный сектор. Учиться высочайшей по тем временам культуре земледелия на Гродненщину приезжали из многих уголков СССР. Звание Героя Социалистического Труда Леониду Клецкову было присвоено в 1976 году. Кстати, подобные награды первым секретарям обкомов партии вручались крайне редко. Чтобы ее заслужить, тем более спустя всего несколько лет работы на таком посту, следовало в буквальном смысле прыгнуть выше своей головы. В 1973 году экономисты рассчитали, чтобы решить вопрос продовольственной безопасности страны, необходимо в год заготавливать тонну зерна на человека. Не секрет, тогда многие считали, что подобного могут добиться лишь регионы черноземной полосы. Клецков таких скептиков опроверг делом. Самая маленькая в республике область первой в Белоруссии превысила рубеж в миллион тонн зерна. Урожай в 1 миллион 130 тысяч тонн в пересчете на численность населения как раз и давал искомую пропорцию продбезопасности – тонна зерна на человека. 

Уделяя внимание экономике, Леонид Герасимович ни на минуту не забывал о социальной инфраструктуре – троллейбусное сообщение в Гродно, Румлевский мост, здание драмтеатра, кинотеатр «Октябрь», десятки школ и больниц, дворцов культуры, сотни детских садов – их временем рождения стали все те же 70-80-е годы. И под особым патронажем образование, без него, считал первый секретарь, о движении вперед и думать не стоит. В этом деле настоящей подвижницей Леонида Герасимовича была его супруга Мария Прокофьевна, директор СШ №1 в Гродно, ныне городская гимназия.Самую высокую оценку работы Гродненщины в этом направлении дает союзное министерство, а на ВДНХ происходит достаточно редкое в истории этой выставки явление, когда для народного образования области предоставляется целый зал для экспонирования. 

Наставник с большой буквы 

Благодаря во многом усилиям первого секретаря Гродненский пединститут получил университетский статус, став вторым после БГУ университетом в Белоруссии, хотя за право быть городом с университетом тогда отчаянно боролся Гомель с населением в полмиллиона человек. За престиж области и Гродно Леонид Герасимович всегда стоял стеной, но никогда не выпячивал свои заслуги. Он не старался быть скромным, он был таким по своей природе. 

Гродненщина ежегодно была в числе победителей Всесоюзного соревнования за успешное выполнение государственного плана экономического и социального развития, в результате чего ей было передано на вечное хранение переходящее Красное знамя ЦК КПСС, Совета Министров СССР, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ. И каждый раз после таких побед Леонид Герасимович отмечал, что в их достижении главную роль прежде всего сыграла именно вся большая, сплоченная и ответственная областная кадровая система. Он умел работать с кадрами, уважал, ценил и доверял им. Их успех для него всегда был самой высокой наградой. Учителю всегда дорого достижение любого его ученика – ради этого он живет и работает. Кстати, во всех анкетах в графе «профессия» Леонид Герасимович всегда писал «учитель». И он действительно был настоящим Учителем – так считают все, кому с ним довелось работать. 

Таким он остался в памяти
 

Мария Бирюкова: 

– Леонида Герасимовича я знала с 1974 года, когда работала в обкоме комсомола, а с 1983 посчастливилось трудиться непосредственно под его руководством секретарем обкома партии по идеологии. На эту должность он меня пригласил, когда я уже была секретарем ЦК ЛКСМБ. Одновременно с этим предложением получила и предложение от ЦК КПБ  возглавить комсомольскую организацию республики. Выбрала работу в родной области и нисколько не пожалела об этом, ведь довелось трудиться рядом с Леонидом Герасимовичем – незаурядной, уникальной личностью. 
Это был очень умный, мощный руководитель, не терпящий потрясений и непродуманных экспериментов. Выделялся своей образованностью, воспитанностью, интеллигентностью и необычайной мудростью. Был образцом порядочности и совестливости. 

Очень ценил, уважал и доверял кадрам, не боялся давать им свободу действий. Не дергал, не понукал, никогда не повышал голос. Но спрашивал основательно, очень принципиально и строго, невзирая на должности, но не ломая человеческие судьбы. Не позволял себе и другим унизить человека, даже если тот допустил просчет. Только прищурит глаза, вполоборота повернется на стуле и тихо скажет: «Никогда не ожидал от вас такого. Как могли допустить, недосмотреть?». И этого было достаточно. 

Все знали, если Леонид Герасимович встал в кабинете из-за стола, руки отвел за спину, молча подошел к окну и смотрит на Неман – значит, очень рассердился. Но эту рассерженность не демонстрировал, не срывал на других, все переживал в себе. 

Для нас, идеологов, он был не только руководителем, а настоящим образцом того, как нужно работать с людьми. Экономика у него никогда не отделялась от социальной сферы. Это можно проиллюстрировать сотнями примеров и фактов. Я приведу буквально несколько из них. Говорят, что лучше всего характеризует человека его отношение, внимание к детям. Так вот за последние 10 лет его руководства только на селе было возведено около 150 детских садов. Не менее активно велись такие работы и в городе. В Гродно, например, в среднем за пятилетку строили четыре средние школы и 15 детсадов. 

Требовательность у Леонида Герасимовича всегда сочеталась с заботой о человеке. С огромнейшим уважением к нему относились и руководители разных рангов, и специалисты, и простые труженики. 

Когда Гродненщина праздновала в 1994 году 50-летие со дня образования области, на торжество приехал из Минска и Леонид Герасимович. Весь зал в драмтеатре встретил его стоя  и долго аплодировал. 

И проводить его в последний путь в столицу приехало много гродненцев, чтобы проститься со своим Учителем. 

Василий Ревяко, Герой Беларуси, председатель СПК «Прогресс-Вертелишки»: 

– Вклад Леонида Герасимовича в развитие Гродненщины трудно переоценить. А для аграрного сектора области, да и в целом Белоруссии, это и вовсе знаковая фигура. В последнее время стало привычным, что практически все регионы республики преодолевают планку в миллион тонн по намолоту зерна. Но что такие урожаи возможны на белорусской земле, первой доказала, дав пример остальным, именно Гродненщина во главе с Леонидом Клецковым. Его заслуга и в том, что появилась целая плеяда руководителей, настоящих хозяев на земле. 

Когда я работал первым секретарем Мостовского райкома партии, весной мы вместе с Леонидом Герасимовичем заехали на свекловичное поле в одном из хозяйств. Огрехов там хватало, недосмотрел молодой, недавно назначенный председатель за механизаторами, поэтому и услышал хлесткую фразу: «Мне кажется, что вы, молодой человек, на этой должности не в своей тарелке…». Осенью Леонид Герасимович вновь посетил хозяйство, а узнав, что здесь первыми в районе завершили уборку, поблагодарил председателя за работу и извинился за весеннюю взбучку. «Теперь вижу, что тогда был не прав», – сказал Леонид Герасимович.  Согласитесь, так поступают только мудрые и сильные люди. 

Станислав Андреевский: 

– Когда Леонид Герасимович возглавил обком, я там трудился заместителем заведующего отделом организационной партийной работы. 
Вскоре подошло время проводить ранее запланированный пленум по кадрам. Когда поинтересовались о его конкретном сроке, услышали от первого секретаря, что пока он не изучит кадры на местах, смысла проводить пленум нет. Пленум провели через несколько лет, а на следующий день после него еще и научно-практическую конференцию по работе с кадрами. Таким же фундаментальным был подход у него буквально к любому вопросу. Он всегда считал, что каждый орган власти должен заниматься только тем делом, для которого он и предназначен. В этом не раз убеждался и тогда, когда мне довелось возглавить Гродненский горисполком. Сам же он не чурался вникать в самые разнообразные вопросы, разрешая их с присущей ему мудростью и человечностью. 

Навсегда мне запал в память один эпизод. Приближались выборы в Верховный Совет СССР. И, естественно, шла подборка кандидатов на депутатский мандат: среди них оказалась аппаратчица «Азота» Анна Мацкевич. В свои 28 лет у нее уже был 10-летний стаж работы, отмеченный орденом Ленина. И тут кураторы из ЦК КПБ узнают, что Анна беременна вторым ребенком. В общем, потребовали заменить кандидатуру, мол, вдруг ей придет срок рожать во время организационной сессии – как тогда объяснить отсутствие депутата. Посыл вроде бы резонный, а вот Леонид Герасимович с ним не согласился и обратился к Петру Машерову. Два мудрых человека и руководителя поняли друг друга с полуслова. «Так это же прекрасно, что мать двоих детей станет депутатом союзного парламента», – резюмировал Петр Машеров. 

Евгений Полубинский: 

– Помощником первого секретаря обкома я стал в 1978 году, работал рядом с Леонидом Герасимовичем почти 12 лет, в том числе и заведующим общим отделом. В народе не зря говорят, что истинный характер человека проявляется тогда, когда он получает власть. Властных полномочий у первого секретаря было предостаточно, а вот чего не было вообще, так это гонора. Леонид Герасимович был очень скромным человеком во всем, а в бытовых вопросах как на рабочем месте, так и в доме по улице Островского, где он жил, вообще отличался крайней неприхотливостью. Увидев, что забор дома покосился, управляющий делами говорит Леониду Герасимовичу, что пришлет рабочих подремонтировать. А тот ему отвечает, что с таким пустяком и сам справится. Если вдруг надо было обои подклеить, что-то покрасить, побелить, то всегда выжидали, когда хозяин отправится в командировку. Когда Леонид Герасимович уехал в Минск, а в дом, где он жил, переехала музыкальная школа, ее директор не переставал удивляться скромности жилища первого секретаря. Таким же скромным был и его личный кабинет, мебель там стояла Слонимской фабрики. Заменить в нем изрядно потрепанный ковер на новый удалось лишь тогда, когда Клецков уехал на сессию Верховного Совета. За что и получили потом упрек, мол, и старый ковер мог еще послужить. 

Когда московские журналисты из газеты «Правда» поинтересовались, как выглядит дача Клецкова, они были просто ошарашены, что таковой не имеется. Он был абсолютно равнодушен и к такой номенклатурной забаве, как охота. А вот просто прогуляться на природе, пройтись пешком по тем же Пышкам он любил. Любил читать, в основном классику, а его феноменальная память позволяла цитировать чуть ли не целые главы из романов. 

Но в целом он был очень немногословен. Говорил кратко и по существу. Со временем к этому все привыкли. А вот первое его выступление перед широкой аудиторией как первого секретаря запомнилось многим. Было это на Свислоччине, в Новом Дворе, где проходил областной семинар по сельскому хозяйству. Все ждали, что скажет недавно  избранный глава обкома. Когда он закончил выступление, в зале многие переглянулись. Леонид Герасимович не только очень точно расставил все точки над «і» в обсуждаемом вопросе, но его речь длилась всего 7 минут. 
Он очень ценил не только время, но и людей. Огромнейшее уважение было и к самому Леониду Герасимовичу, и не только было, оно и осталось. Как-то в одной из столичных газет прочел интервью с деканом театрального факультета Белорусской государственной академии искусств, заслуженного артиста БССР Владимира Мищанчука, который прямо говорит, что именно Леонид Герасимович сыграл одну из важнейших ролей в его судьбе. И это действительно так, ведь именно по его инициативе Владимир Мищанчук был назначен в 1973 году директором Гродненского областного драмтеатра. Причем в свои 27 лет он был самым молодым на таком посту во всем Советском Союзе. Но не зря же говорят, что руководить – это значит предвидеть. То, чего достигла Гродненщина в 70-80-е годы, как раз в немалой степени зависело от умения Леонида Герасимовича заглянуть в будущее. Немало его задумок воплотили в жизнь его последователи. Среди них, кстати, и перевод снабжения водой Гродно только из артезианских скважин. Думаю, был бы он рад и тому, что Новый замок стал музеем. Во второй половине 80-х, когда в нем располагался обком, Леонид Герасимович как-то сказал: «У меня все больше складывается впечатление, что обкому не место в замке, наша история – всеобщее достояние, поэтому я уже отправил соответствующее предложение в ЦК...». 

Мечислав Гируть: 

– За годы своей работы на Гродненщине Леонид Герасимович в буквальном смысле дал путевку в жизнь сотням молодых специалистов, выросших со временем в крупных партийных, советских, хозяйственных руководителей. Многое и в моей судьбе определила встреча с ним. 

Было это в 1958 году. Вернулся я тогда после службы в родной Ошмянский район. Как и предписывалось, пошел становиться на учет. Сначала в военкомат, а затем, так как был членом партии, и в райком. Там и сказали, что со мной хочет побеседовать первый секретарь. Вот так я и познакомился с Леонидом Герасимовичем. Расспрашивал он меня долго – о службе, о семье, увлечениях. А потом почти месяц занимался моим трудоустройством. 

Таким в кадровой работе Леонид Герасимович был всегда. Имеющиеся у человека задатки он высвечивал, будто рентгеном, и с поразительным умением направлял их в нужное русло. 
Когда в 1972 году Леонид Герасимович возглавил Гродненский обком партии, я работал председателем Волковысского райисполкома, а затем здесь же первым секретарем райкома партии. Встречаться с главой области приходилось часто, в памяти осталось немало ярких эпизодов, отражающих те или иные черты его характера – мощной и такой всеобъемлющей личности. Он был человеком крепкой натуры, не боялся, если чувствовал правоту, говорить правду в лицо, невзирая на чины и регалии. 

В 1979-м по республике ударила мощнейшая засуха, а весной следующего года землю в буквальном смысле затопило. Уходило время сева, а на поля с техникой не сунешься. Тогда и прибыл в область секретарь ЦК КПБ по сельскому хозяйству с рекомендацией сеять зерновые с самолетов. На что Леонид Герасимович без всяких обиняков заявил: «Такой ерундой на Гродненщине никто заниматься не будет». 

Головотяпства первый секретарь обкома ни на дух не переносил. А ту посевную, хоть и провели несколько позже, но нажав на технологию, вновь область стала лучшей по урожайности в республике. А в регионах, где пошли на рекомендованный аэросев, прослышав о гродненском бойкоте, тоже быстро отказались от этой затеи. 
Гродненская правда